Как воспитать ребенка добрым?

23.04.2014 Воспитание

Как воспитать ребенка добрым?

Что значит быть хорошим родителем? Проведенное недавно исследование показывает, что если родители хвалят ребенка за попытку, а не за способности, они успешнее развивают в нем трудолюбие, и ребенок получает большую мотивацию продолжать совершенствоваться.

Нам, родителям, очень важно, чтобы ребенок умел ставить перед собой цели, шел к ним и добивался успеха. И все же нас в гораздо большей степени заботит то, станут ли наши дети сострадательными и готовыми прийти на помощь. Опросы показывают, что в США родители (особенно — приехавшие из Европы, испаноговорящих стран и из Африки), умение ребенка позаботиться о ближнем ценят гораздо выше, чем достижение успеха. Те же тенденции сохраняются в других странах мира. Когда представителей 50 различных стран просили назвать принципы, которыми они руководствуются в жизни, основной ценностной характеристикой оказалось не умение достигать успеха, а забота и отзывчивость.

Несмотря на важность этих качеств в нашей жизни, обучение детей заботе о ближнем дается непросто. В израильском исследовании, охватившем около 600 семей, многие родители, высоко ценившие доброту и сострадание, так и не смогли воспитать эти качества в детях.

Может, дело в том, что некоторые дети от природы добры, а другие — нет? На протяжении последних десяти лет я изучал случаи, когда успеха достигали люди, часто помогавшие другим и не требовавшие при этом ничего взамен. Я — отец двух дочерей и сына, и мне всегда было интересно знать, как воспитывается в людях великодушие и щедрость.

Наблюдение за биологическими близнецами показывает, что от четверти до половины случаев, выявляющих склонность к отзывчивости и заботе о другом человеке, говорят о врожденном характере этих качеств. Тем не менее, нельзя недооценивать фактор воспитания. Но даже самые прилежные родители, воспитывающие своих детей похвалой хорошего поведения, укоризной при негативных проявлениях и вербализацией своих ценностных ориентиров, зачастую и не подозревают, что их и методы могут принести нежелательные результаты.

К двум годам дети уже испытывают многие эмоции, связанные с моралью, — чувства, вызванные понятием правильно-неправильно. Для закрепления заботы о ближнем как навыка правильного поведения, как показывает исследование, похвала подходит лучше, чем награда. Награда может вызвать в детях проявления вынужденной доброты, когда ребенка манит перспектива пряника. Похвала же показывает ребенку, что делиться с другими хорошо просто потому, что это правильно. Но какой именно похвалы заслуживают ранние проявления великодушия у наших детей?

Многие родители считают, что очень важно хвалить поведение, правильное действие, а не самого ребенка. Таким образом, ребенок учится повторять поступки, приведшие к похвале. Я знаю родителей, которые вместо того, чтобы сказать «ты — хороший помощник», всегда скажут «ты нам сейчас очень помог».

Правилен ли такой подход? В своем весьма интересном эксперименте Джоан Грусек и Эрика Редлер изучают, что происходит, когда мы хвалим великодушные поступки, а не характер. В ходе эксперимента 7 и 8-летние дети зарабатывают стеклянные шарики и отдают их детям из бедных семей, за что получают похвалу.

Разные дети, по замыслу исследователей, получают разную похвалу. Кого-то из детей хвалят за действие: «Хорошо, что ты отдал свои шарики детишкам из бедных семей. Это очень хороший поступок, он им поможет». Других детей хвалят за их характер: «Ты — человек, который любит помогать другим. Да-да, ты очень хороший человек и всегда готов прийти на помощь».

Через пару недель после эксперимента детям представляется случай поделиться своими вещами с другими детьми. Оказалось, что большее великодушие проявили те дети, которых хвалили за характер, а не за поступок. Похвала за характер помогла им усвоить это качество как собственное. Дети, наблюдая за своими действиями, узнавали и себя: то, что они готовы прийти на помощь другому. Это вполне совпадает с выводами психолога Кристофера Брайана, обнаружевшего, что для формирования морального поведения существительные подходят лучше глаголов. В случаях, когда требовалось получить реальную помощь, а не пассивное участие от детей в возрасте от 3 до 6 лет, более действенным было воодушевить их «стать помощником». Когда наши действия становятся отражением нашего характера, мы в большей степени склоняемся к моральному и великодушному поведению. Со временем эти качества становятся чератми нашего характера.

Похвала становится особенно действенной в тот критический период, когда дети начинают понимать свой характер. Когда исследователи Джоана Грусек и Эрика Редлер хвалили 5-летних за их характер, то воздействие похвалы не было долговременным: дети, вероятнее всего, были слишком малы, чтобы их моральное поведение приобрело устойчивость. Но к 10 годам разница между похвалой характера и похвалой действий исчезала: действенными оказывались и то, и другое. Великодушие как качество характера становится явным около 8 лет, когда дети уже начинают осознавать себя личностями.

Похвала за хорошее поведение может быть лишь половиной дела. Надо помнить, что наша реакция на плохое поведение тоже имеет свои последствия. Когда поведение детей приводит к неприятностям, они обычно чувствуют либо стыд, либо вину. Вопреки обычному убеждению о взаимозаменяемости этих эмоций, исследование психолога Джун Прайс Тэнгней показывает, что эти чувства вызваны разными причинами и имеют различные последствия.

Стыд — чувство, испытываемое от мысли, что я плохой человек. Вина же — чувство вызванное осознанием того, что человек совершил неправильный поступок. Стыд состоит в осуждении своего я, что само по себе весьма разрушительно: дети под воздействием стыда начинают чувствовать себя еще менее значительными и более ничтожными, и они отвечают либо гневом, либо попыткой избежать ситуации. Вина же, напротив, — это осуждение негативного действия, которое можно компенсировать засчет хорошего поведения. Когда дети чувствуют вину, они испытывают угрызения совести и сожаление, сочувствуя человеку, которому причинили боль, и стремятся исправить ситуацию.

В исследовании, возглавляемом психологом Карен Капловиц Баррет, родителям было предложено проранжировать способность своих детей испытывать в домашних условиях различные оттенки стыда и вины. Дети получали тряпичную куклу, и, когда они играли с ней в одиночестве, у куклы отваливалась нога. Дети, склонные к ощущению стыда, не хотели встречаться с исследователем и не признавались, что сломали куклу. Дети, склонные к ощущению вины, старались починить куклу, подойти к исследователю, объяснить произошедшее. «Стыдящиеся» дети уклонялись от общения, «виновные» старались поправить ситуацию.

Если мы хотим, чтобы наши дети заботились о других людях, нам необходимо научить их чувствовать вину, а не стыд в тех случаях, когда они ведут себя неправильно. В своем отзыве об исследовании, посвященном эмоциям и моральному развитию, психолог Нэнси Эйзенберг предполагает, что стыд появляется у детей, когда родители гневаются, когда они поступают без любви, стараются проявить свою власть угрозами и наказанием. Тогда дети могут поверить в то, что они плохие. Не желая вызвать у ребенка этого состояния, некоторые родители не приучают детей к дисциплине, что, в свою очередь, может замедлить развитие навыков морального поведения.

Самый эффективный способ выразить неудовольствие поведением ребенка — показать разочарование. В соответствии с исследованиями профессора Эйзенберга и Дэвида Шаффера, родители воспитывают заботливых детей, выражая разочарование и объясняя, почему это поведение неприемлемо, как оно влияет на других людей, как можно ситуацию исправить. Это позволяет детям формировать критерии для оценки собственных действий, способность к эмпатии и ответственному поведению в отношении других людей, чувство моральной идентичности, необходимой для воспитания готовности прийти на помощь другому. Польза от выражения разочарования состоит в транслировании неодобрения плохого поведения и усилено высокими ожиданиями и возможностью исправления поведения. «Ты — хороший человек, даже если ты сделал что-то неправильно, и я знаю, что ты способен исправиться».

Можно осуждать плохое поведение и хвалить хорошее, но воспитание доброты в ребенке требует не только своевременной реакции на действия детей. Родителям необходимо проявлять инициативу и обучать детей тому, что они сами считают ценным. Многие из нас делают это неверно.

В классическом эксперименте, в котором участвовали 140 учеников с первого по восьмой класс, психолог Филипп Раштон раздал детям жетоны за победу в игре, которые те могли оставить себе или отдать ребенку, не имевшему возможность заработать этот жетон. Но сперва дети видели, как учитель сам выигрывал жетон, затем проявлял либо эгоизм, либо великодушие, после чего обращался к детям с речью о личной выгоде или о жертвенности. Влияние взрослого оказывалось весьма существенным: дела для детей были важнее слов. Когда взрослый проявлял эгоизм, дети ему подражали. Слова не вызывали серьезного изменения в поведении: дети все равно отдавали меньше жетонов после наблюдения эгоистичного поведения, хотя на словах взрослые могли учить их как заботе о личной выгоде, так и жертвенности. Когда взрослый вел себя щедро, а затем говорил о жертвенности, школьники отдавали большое число жетонов — на 85% больше, чем в первом случае. Когда же взрослый убеждал детей позаботиться о личной выгоде, хотя до этого вел себя щедро, школьники все равно отдавали жетонов на 49% больше, чем в первой ситуации. Дети узнают о щедрости не через услышанное, а наблюдая за поступками взрослых.

Для того, чтобы оценить долговременный эффект этого эксперимента, исследователи через два месяца еще раз провели наблюдение за этими же детьми во время игры. Необходимо было понять, как влияют на детскую способность жертвовать слова и дела через два месяца.

Самыми щедрыми оказались те дети, которые видели, как учитель жертвует своими жетонами и ничего при этом не говорит. Через два месяца эти дети были на 31% более щедрыми, чем те, которые видели щедрость учителя и слышали его слова о щедрости. Результат этого исследования ясен: если вы сами не проявляете щедрости, слова в краткосрочной перспективе могут не помочь, в долгосрочной же перспективе слова менее эффективны, чем деятельная щедрость, не подкрепленная никакими словами.

Часто люди считают, что поступки определяются характером, но когда дело касается воспитания морали в детях, необходимо помнить, что характер сам по себе формируется под воздействием практических дел. Психолог Карл Уик часто задавал вопрос: «Откуда мне знать, кто передо мной, если я не вижу, что он делает? Откуда мне знать, что человек ценит, если не вижу, чем он живет?»