«Я подарю тебе тепло». Почему смолянки помогают чужим детям

07.11.2018 В Смоленске  Нет комментариев

«Я подарю тебе тепло». Почему смолянки помогают чужим детям

Татьяна Шиляева и Анна Моисеенкова незнакомы друг с другом. Поэтому даже не подозревают, сколько у них общего. Обе смолянки воспитывают дочерей, а в свободное время помогают чужим детям. О том, как волонтеры дарят тепло юным смолянам, они рассказали корреспонденту «РП».
«Мое вязаное счастье»
Татьяна ШИЛЯЕВА, 40 лет, учитель русского языка и литературы, организатор клуба «28 петель» в Смоленске.

— У меня в сумке всегда есть крючок. Нет, я не заядлый рыболов, просто вяжу каждую свободную минуту.
Все началось четыре года назад, когда моя дочь училась в восьмом классе. На уроках труда они с девочками связали пинетки. И после того как заслуженные «пятерки» были выставлены в дневники, встал вопрос: куда пристроить обувку для новорожденных? Посоветовались с учительницей технологии и нашли социальное учреждение, где с радостью приняли такой подарок. Так в нашей школе появился проект «Подари тепло»: все, что вязали и шили ученицы, мы стали передавать тем, кому это нужно. Со временем к нам присоединились мальчики. На уроках труда они делают указки для учителей и лопаты для уборки снега, которые затем презентуют детским домам и садам.
Воодушевленная новым начинанием, я стала думать, кому бы еще помочь. И была очень рада, когда нашла в Интернете информацию о клубах «28 петель» в других городах страны. Недолго думая, я связалась с координатором проекта и предложила открыть «филиал» в Смоленске. Это движение зародилось в начале 2000-х. В Дании мама связала своему недоношенному ребенку осьминога с «лапками»-пружинками. Начали наблюдать за крохой, который сжимал одну из его конечностей, и отметили — малыш стал намного спокойнее. Факт обнародовали, с тех пор эта практика распространилась по всему миру. Неонатологи провели исследование, оказалось, недоношенным детям полезна «дружба» не только с осьминогами, но и с шерстяными носочками и шапочками. Жесткие волокна массируют рефлекторные зоны, согревают и тонизируют организм. А еще не дают провалиться в глубокий сон, когда малютка может забыть сделать вдох.
2 февраля я зарегистрировала группу ВКонтакте. Очень быстро в клуб пришли 20 неравнодушных смолянок. Мы начали встречаться в Центре культуры на ул. Тенишевой дважды в месяц — в первое и третье воскресенье. И каждую неделю — в храме Серафима Вырицкого на Королевке. Те, кто не могут присоединиться к нам, но тоже хотят помочь крохам, передают пряжу — стопроцентный хлопок и шерсть. Готовые комплекты для рукоделия нам присылают даже из Кардымова и Рославля.
За приятной беседой мы вяжем осьминожек, носочки и шапочки. А затем передаем все это врачам перинатального центра. Там одежду и игрушки обрабатывают в специальных автоклавах при температуре 120 градусов. Весной мы подарили детишкам 42 игрушки, 34 шапочки, 37 пар носочков и 13 пледов. Врачи и медсестры очень нас благодарили. Оказывается, они и сами вязали для своих подопечных, но это занимало много времени. Тогда в реанимации находились 12 детей, а осьминогов имелось лишь шесть. Теперь мы освободили медиков от этой нагрузки.
Сейчас готовим следующую передачу. Накопилось уже больше сотни игрушек, носков и шапочек. А еще я узнала, что в новом перинатальном центре на ул. Фрунзе понадобятся еще и шерстяные пледы. Что ж, будем осваивать новые техники вязания.
«Время для Юли»
Анна МОИСЕЕНКОВА, 34 года, экономист, волонтер-наставник проекта «Будем вместе».

— Ровно год назад, в ноябре 2017-го, я пришла на прием к психологу, чтобы улучшить взаимоотношения со своей восьмилетней дочерью. Специалист меня выслушала, дала важные советы и предложила посетить тренинг для волонтеров-наставников. Она мне тогда объяснила: это смоляне, которые общаются с «трудными подростками» — ребятами из интернатов и детских домов. И хотя я пришла на встречу не как доброволец, а «для себя», меня заинтересовало то, чем они занимаются. Во-первых, я очень люблю детей. А во-вторых, появились сочувствие и сострадание к детям, у которых так сложилась жизнь. Только задумайтесь: они лишены родительской любви и заботы, хотя совершенно ни в чем не виноваты.
По себе знаю, каково это, когда рядом нет близкого человека. Я росла в семье, где отец частенько выпивал, а мать, как говорят психологи, «была созависимой» — во всем ему потакала, стараясь держать подальше от бутылки. Мне так не хватало просто человеческого тепла! Рядом со мной не было человека, с которым я могла бы поделиться своими мыслями и переживаниями. Эти воспоминания ожили в памяти во время тренинга. И я решилась: если смогу помочь хотя бы одному человеку, возможно, и мне станет легче. Захотелось показать подростку из детдома, что на самом деле есть в мире люди, которым не все равно, что с ним происходит. Кто-то, кому можно доверять.
Подопечного мне подобрала все тот же психолог. У нее есть талант чувствовать родственные души и так составлять пары из волонтеров и подростков, что часто они даже внешне оказываются похожи. Моей «напарницей» оказалась 15-летняя девушка Юля из Сафоновского дома-интерната. Но познакомились мы в Смоленске, куда она приезжала на обследование. А потом я стала ездить к ней по воскресеньям — каждую неделю на пару часов.
Я ни в коем случае не хочу заменять ей маму. И не лезу в душу — этим занимаются психологи. Я просто стала ей другом. Возможно, старшей сестрой. Что бы она ни натворила, всегда ее поддерживаю. «Постарайся в следующий раз сделать лучше», — говорю я Юле, когда у нее что-то не получается. Пытаюсь научить девушку смотреть на проблемы с разных сторон. Дети, выросшие в стенах интерната, очень категоричны — они много чего не видели и не знают, им бывает сложно понять мотивы поступков окружающих. С высоты своего жизненного опыта советую ей, как поступать в разных ситуациях.
Обычно мы вместе делаем уроки или занимаемся рукоделием. Я научила Юлю мастерить поделки из бумажных трубочек. Она раздаривает их своим подругам или любимым учителям на праздники. Летом мы гуляем, всегда в паре участвуем во всех играх, конкурсах и соревнованиях, которые организуют для ребят.
Сложно объяснить, что это дает мне. Но возвращаюсь я из Сафонова какая-то наполненная… Моя дочка Мария совершенно не ревнует. Я познакомила девочек, когда Юля приезжала в Смоленск и приходила к нам в гости на ужин. А этим летом мы вместе навещали мою подопечную в оздоровительном лагере. Это было исключением из правил: обычно, сколько бы дочь ни просилась, я не беру ее с собой. «Это время для Юли. И только для нее», — отвечаю я. Тогда Маша бросается в свою комнату, берет фломастеры, картон и рисует для девушки открытки. «Обязательно передай», — говорит она мне, вручая очередной рисунок.
Сейчас Юле — 16. Весной она закончит девять классов. Год назад, когда мы только познакомились, ей было страшно уходить из интерната, но теперь что-то изменилось. Моя подопечная собирается учиться на повара. Надеюсь, что наше общение придало ей уверенности в себе. Я буду очень рада, когда она станет самостоятельной. И еще уверена: ничто не помешает нам дружить и дальше. Даже то, что после Юли я стану наставником для другого подростка.

Метки записи:  , ,

Оставить комментарий