Вот она, благодарность: сын устраивает истерики из-за денег

28.05.2020 ВоспитаниеЗдоровье

Вот она, благодарность: сын устраивает истерики из-за денег

За свои восемь с половиной лет сын никогда не знал проблем с деньгами. Не могу сказать, что его сильно баловали, но и отказов от чего-то именно по финансовым причинам не было. Мы могли спокойно перекусить в кафе между школой и занятиями, водить его в платные студии по интересам, покупать билеты в театры на хорошие места, не пропускать новинки в кинотеатрах, регулярно пополнять детскую домашнюю библиотеку и так далее.

Все начало меняться примерно полтора года назад. Сначала в нашу жизнь впервые пришел довольно большой кредит — мы переезжали в новую квартиру, и надо было делать ремонт. Потом экономический кризис ударил по доходам супруга. Вишенкой на торте стала пандемия — муж уже полтора месяца сидит дома, получая за это лишь голый оклад, которого не хватает даже на платежи по кредиту. Накопления растаяли, как дым. Я работаю удаленно, но моя зарплата тоже нестабильна: сегодня — густо, а завтра — пусто.В итоге свободных денег у нас остается только на продукты и оплату счетов. Если вдруг случится какой-то форс-мажор, придется лезть в долги — об этом даже думать не хочется.

Но мы-то с мужем еще помним 90-е с их тотальным безденежьем, гуманитарной чечевицей и полным непониманием того, что принесет завтрашний день. Это была закалка, которой хватит на любые трудности. А вот сын… Он сложнее всего переживает финансовую яму. Ему, привыкшему к активному беспроблемному уровню жизни, еще до карантина было сложно понять, почему родители все чаще говорят: «Мы не можем это купить», «У нас нет на это денег».

Сначала мы старались не сводить все к деньгам. Не зашли перекусить в любимую кофейню, потому что опаздывали на занятие. Пропустили футбольный матч, потому что ты заболел. Давно не ходили в театр, потому что просто так сложились обстоятельства. Не поехали на экскурсию с классом, потому что соревнования. И так далее.

Потом придумывать «обстоятельства» стало все сложнее. К тому же парень не маленький, разговоры родителей слышит и трактует достаточно правильно.Последний месяц перед карантином был особенно тяжелым морально. В обычное время в марте мы берем билеты на лето, на море. В этом году я тянула до последнего.

«Мам, ты уже взяла билеты?» — почти каждый день нетерпеливо спрашивал сын.В какой-то момент я доходчиво объяснила: моря в этом году, скорее всего, не будет. А если и будет, то не два месяца, как обычно, а не больше двух-трех недель. И в ближайшее время этот вопрос точно не решится.Ребенок, конечно, расстроился, на него больно было смотреть. Плакал, переживал. Через пару дней вернулся к разговору.«Ну, ничего страшного ведь, да, мам? Мы ведь и дома сможем хорошо отдохнуть. На природу будем ездить, на залив. Вы же как раз обещали мне весной велосипед новый купить двухколесный, папа меня кататься наконец-то научит».

Тут его ждал удар номер два. Велосипед сейчас купить тоже не получится. Надо потерпеть.«Я не хочу терпеть, почему я должен терпеть, — рыдал он. — Ничего нельзя: в кафе нельзя, новую игру нельзя. Велосипед нельзя. Только учиться и читать, что ли, можно? Я не брал эти ваши кредиты, почему мне ничего нельзя!»Что тут скажешь — сын хочет жить как обычно, а не терпеть какие-то там трудности, вникать во взрослые дела. Он хотел свое детство обратно — беззаботное и без финансовых проблем. Он ребенок.Рыдал он, а больно было мне. Я прекрасно понимаю его эмоции, ощущения. Даже взрослым тяжело пережить крушение планов. Мне тоже очень хотелось бы лечь и кричать: «Я девочка, у меня лапки, я не хочу ничего решать». Но я не имею на это права.

После этой истерики сын зациклился на деньгах. Сначала он высыпал и тщательно пересчитал деньги из копилки и кошелька. Принес их мне, просил купить билеты. Вернула ему сбережения, объяснила, что не хватит. Он настаивал, чтобы я взяла, я — отказывалась.Потом он пришел говорить, что ему не нужны подарки на день рождения и праздновать ничего не надо (если что, до дня рождения еще почти полгода). Со слезами на глазах озвучивал «правильные» мысли: он экономит.Затем объяснял по телефону бабушке, почему мы не сможем к ней приехать. Моими взрослыми словами: обстоятельства, проблемы с деньгами. Довел бабушку почти до инфаркта.

Потом просил «хотя бы двести рублей на книжку». Потом — «хотя бы один раз купить домой еду из Макдональдса». И все это с таким видом, что сердце кровью обливается: несчастного ребенка лишили последних радостей жизни.А потом грянул карантин. И ходить стало некуда не только тем, у кого нет денег, но и вообще всем. Кто-то, может, и расстроился, а я обрадовалась. И сейчас в глубине души надеюсь, что период закрытых общественных мест затянется еще хотя бы на пару месяцев. Потому что тяготы пандемии мой ребенок — это новое поколение, не прошедшее через девяностые, как оказалось, переживает проще, чем проблемы с деньгами.

Читайте также