А у вашего ребенка может не быть высшего образования?

03.08.2020 Воспитание

А у вашего ребенка может не быть высшего образования?

Привычка мыслить категорией «всё или ничего» может возникнуть довольно рано. На корпоративном пикнике Нед случайно разговорился с другом одной из своих коллег. Парню было немного за двадцать. Всплыла тема колледжа, и Нед спросил, учился ли этот парень в колледже.»Нет, — категорически заявил молодой человек. — Я не очень умный. Даже школа была не для меня».Нед на мгновение остановился, чтобы осознать все стереотипы, которые усвоил этот молодой человек, например:

Люди, которые не ходят в колледж, не умны.
Высшее образование только для избранных.
Я не так хорош, как другие.
«Что ж, — сказал Нед, — есть много способов добиться успеха в жизни или внести свой вклад в мир. Чем ты сейчас занимаешься?»

«О, я простой санитар скорой помощи», — ответил парень.Простой санитар скорой помощи. Человек, чья работа заключается в спасении жизней.Подумайте, кого бы вы хотели увидеть пришедшим на помощь в случае чрезвычайной ситуации: а) банкира; б) юриста; в) нейропсихолога; г) репетитора или д) санитара скорой помощи?Да, мы тоже именно так подумали.Очень часто и у невероятно одержимых, и у недостаточно мотивированных детей в голове сидит мысль: если они не лучшие ученики в классе, значит, они лузеры и даже в пятьдесят лет так и будут работать в «Макдоналдсе».

Но реальность такова, что мы добиваемся успеха в этом мире, усердно работая над тем, что дается нам легко и увлекает нас. Мы должны сказать детям, что набор навыков, необходимых для успешного обучения, значительно отличается от тех навыков, которые приведут вас к успешной карьере и удачной жизни.

Хватит ли ребенку способностей и упорства для высшего образования?
Поскольку наша профессия — тестирование детей, мы знаем, что треть населения имеет математические и языковые навыки ниже 33-го процентиля. И все же многие дети с таким уровнем подготовки намереваются поступать в колледж, не подозревая о том, с каким количеством и уровнем сложности материала они столкнутся.

Как бы они ни старались, они просто не могут осилить четырехлетний курс обучения на уровне колледжа. Большинство американцев не заканчивают колледж. Хотя статистические данные меняются из года в год, результаты на протяжении десятилетий указывают на то, что всего лишь от 25 до 32% взрослого населения имеют диплом о высшем образовании.

Общество процветает за счет разнообразия талантов своих представителей. Нам нужны мечтатели, художники и творческие люди. Нам нужны предприниматели и люди, которые умеют доводить дело до конца. Нужны физически сильные люди и те, у кого золотые руки.

Вы можете быть плохим учеником и блестящим танцором (или наоборот). Или быть средним в большинстве вещей, но превосходно понимать эмоции окружающих людей. Главное в том, чтобы найти свою сильную сторону.

Проблема, которую мы видим, особенно в старших классах средней школы, состоит в том, что детей заставляют поверить: для достижения успеха нужно быть лучше во всем, от литературы до естествознания и иностранных языков. Это может мотивировать вас, но чаще демотивирует. Взрослеть — это еще и знать, когда отпустить ситуацию, и выбирать то, чем не стоит заниматься.

Один из подопечных Неда, Дэвид, возмутился, когда Нед предположил, что часть его задачи заключается в том, чтобы найти не только то, что ему нравится, но и то, в чем он лучше других, и усердно работать над этим.

«Но разве это правильно? — спросил Дэвид. — Разве не жульничество просто делать то, что легко дается?»Вот что ответил Нед: «Смотри, твой рост — 173 сантиметра, а вес — 82 килограмма. Ты можешь выжать 172 килограмма. Вот почему ты задний бегущий. Но марафонец из тебя получился бы ужасный. У тебя не то телосложение».Нед не предлагал, чтобы Дэвид отказался от всего, что ему не давалось. Важно учиться в школе и в жизни, даже по тем предметам, которые даются нелегко. Но также важно ценить и развивать свои природные таланты.Истории из жизни часто действеннее, чем статистика. Вот истории о счастливых, успешных людях, пришедших к своему успеху необычными дорогами.

Я думал, что разрушил свое будущее, когда вылетел из аспирантуры
Билл, нейропсихолог, соавтор этой книги

Я окончил среднюю школу со средним баллом 2,8. Я гораздо больше интересовался рок-н-роллом (игрой на электрооргане, акустической гитаре и бас-гитаре), чем учебой, и завалил английский в первой четверти выпускного класса.

Интерес к учебе все же проснулся, когда мне было девятнадцать лет. Я получил диплом Вашингтонского университета и продолжил обучение в аспирантуре по специальности «английский язык» в Калифорнийском университете в Беркли. Я собирался получить докторскую степень и в двадцать шесть лет стать профессором Стиксрудом. Не вышло.

Я страдал от тревожности, недостатка уверенности в себе и, скорее всего, от чрезмерного употребления кофеина, а талант избегать выполнения заданий превосходил все остальные мои таланты. Я проучился двадцать недель, не сдав ни одной работы. (Серьезно отстающим в учебе подопечным я говорю: «Попробуй меня превзойти!») Неудивительно, что меня исключили из аспирантуры.

Мне было ужасно стыдно, и я очень переживал, что разрушил свое будущее. Я вернулся домой в пригород Сиэтла, чтобы подумать, что делать дальше. Я устроился перепечатывать тексты, но меня быстро уволили… вероятно, из-за того, что моя тревожность нервировала других работников (в качестве машинистки я был не так уж и плох). Затем я устроился туда, где требовался ручной труд: заполнял заказы на складе. Это было не лучшее время в моей жизни.

Вне работы у меня было много свободного времени, и я обнаружил, что мне очень нравится проводить время с четырехлетней племянницей. Я помню, как брал ее с собой в ее первое путешествие на автобусе и как забавно было просто слушать вопросы, которые она задавала, и ее ответы на мои вопросы. Я вспомнил времена, когда моя семья отдыхала с другими семьями, где были маленькие дети, и как мне нравилось играть с младшими детьми, хотя сам я в этом и не признавался. Так в моей голове родилась идея работать с детьми.

Я начал изучать методики и в итоге получил диплом и стал учителем. Потом я пошел получать степень магистра специального образования и время от времени преподавал.В тот год, когда я преподавал полный рабочий день, каждый понедельник у меня болела голова. Оглядываясь назад, я думаю, причина была в том, что, будучи неплохим учителем (детям я нравился), я совершенно не умел поддерживать дисциплину в классе и испытывал стресс, пытаясь справиться с группой детей с особыми потребностями. Так я понял, что, если собираюсь работать с детьми, это должен быть другой формат.

В возрасте тридцати двух лет я получил докторскую степень по программе школьной психологии, прежде чем перейти к постдокторантуре по клинической нейропсихологии. За прошедшие сорок три года я ни разу не пожалел о своем выборе, и у меня никогда больше не было головной боли с того самого года, когда я работал школьным учителем.

В течение полугода после отъезда из Беркли я понял, что отчисление — это лучшее, что могло со мной случиться. Часто, когда нам кажется, что все идет не так, все само собой перестраивается таким удачным образом, какого мы и представить себе не могли.

Кое-как окончил среднюю школу, а теперь глава компании
Бен, графический дизайнер

Бен еле барахтался в школе и вспоминает, что особенно тяжело ему давались естествознание и математика. Ему было трудно мотивировать себя на выполнение школьных заданий, и он (кое-как) окончил среднюю школу со средним баллом ниже 1,0.

Тем не менее он всегда прекрасно рисовал, и его очень увлек курс каллиграфии, который Бен прошел в седьмом классе. Родители Бена (папа — клинический психолог, мама — медсестра онкологического отделения) поддержали его в выборе альтернативного пути и поступлении в школу с углубленным изучением изобразительных искусств.

Брат Бена протоптал тропинку, изучив кинематографию по двухлетней программе, и в то время завоевывал Лос-Анджелес. (В настоящее время он один из самых успешных кинематографистов в Голливуде.) Бен записался на трехлетнюю художественную программу, но не проучился три полных семестра.

Однако у него было уже достаточно навыков, чтобы начать зарабатывать проектами по графическому дизайну, и он нашел то, что ему особенно понравилось, — брендинг. Когда ему было всего двадцать девять лет, он основал собственную компанию Brand Army. По иронии судьбы, он так и не получил высшего образования, однако в число его многочисленных клиентов входят Университет Джорджа Мейсона и Джорджтаунский университет.Бен и его брат следовали своим увлечениям и оказались настолько успешны, что теперь зарабатывают гораздо больше, чем их родители. Их отец говорит: «Я сделал вывод: если вы видите искру в своих детях, подлейте бензина».

Сложится ли жизнь без высшего образования?
Родители часто возражают против того, что существуют альтернативные пути к успешной и полноценной жизни. Вот что мы слышим чаще всего и как реагируем.»Но ведь люди, которые выбирают стандартные пути, зарабатывают гораздо больше денег».Это правда: люди, умные и дисциплинированные в достаточной степени, чтобы отучиться четыре года в колледже, скорее всего, преуспевают. Но они были бы умными и дисциплинированными независимо от того, закончили они колледж или нет. Кто может сказать, сыграло ли их образование какую-то роль?

«Но разве не важнее поступить в колледж сейчас, когда средний класс сокращается? Работодатели даже не посмотрят в вашу сторону, если у вас нет диплома об окончании колледжа».Здесь есть несколько моментов. Никто не может предсказать, как будет выглядеть рабочее место через пять или десять лет, учитывая влияние робототехники и других технологий. Мы знаем, что новой рабочей силе понадобится квалификация, но понятия не имеем, какое это должно быть образование.

Да, наличие высшего образования (и ученой степени) дает много преимуществ. Мы хотим, чтобы дети поступали в колледж и заканчивали его, если смогут. Но чего мы точно не хотим — это пугать многих детей, которые не могут поступить в колледж. Мы не хотим, чтобы они думали, что без этого их жизнь не сложится удачно.

В конце концов, лучший способ помочь своему ребенку сохранить чувство контроля над своей жизнью и направить его в полноценную жизнь — научить его задавать себе два вопроса: «Что мне по-настоящему нравится делать? Что я умею делать лучше большинства других детей?». Все очень просто.

Читайте также